На долю этих ценных пород приходится 20% объема и 40% стоимости продаж леса в регионе

1

Новый обзор WWF России “Истощение ресурсов древесины дуба монгольского и ясеня маньчжурского в Приморском крае” был представлен на круглом столе комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию “О сохранении лесов и наращивании их воспроизводства” в рамках Международного форума “Лес и человек”, сообщает ЕНВ со ссылкой на пресс-службу Всемирного фонда дикой природы в России.

WWF России представил на круглом столе членам верхней палаты Парламента РФ и заинтересованному профессиональному сообществу новый аналитический обзор “Истощение ресурсов древесины дуба монгольского и ясеня маньчжурского в Приморском крае”. Текущая практика лесопользования, как считает WWF, нарушает один из краеугольных принципов лесного хозяйства – принцип неистощительности лесопользования – и стремительно ведёт к истощению доступных ресурсов древесины ценных пород.

В обзоре даётся оценка объёма незаконно заготовленной древесины дуба и ясеня в Приморском крае в 2011-2015 годах, приводится аргументация, свидетельствующая о том, что основным источником появления незаконно заготовленной древесины на рынке являются не “чёрные” лесорубы, а официальные лесопользователи. Арендаторы лесного фонда используют декларативный характер системы лесного хозяйства, чтобы легализовать незаконно заготовленную древесину.

Информация о чрезмерной заготовке дуба монгольского и ясеня маньчжурского в Приморском крае вызвала острую дискуссию, которая еще раз говорит о важности поднимаемой проблемы. “Мы очень рады, что расчёты, представленные в обзоре WWF России, вызывают дискуссию в профессиональной среде, – говорит автор отчета, руководитель лесного отдела Амурского филиала WWF России Евгений Чувасов. – Это заставляет обратить внимание на проблему незаконных рубок ценных пород в ареале обитания тигра. Очень часто нам указывают на то, что древесина дуба и ясеня, экспортируемая из Приморского края, может быть заготовлена в других субъектах России. Хотим подчеркнуть, что при анализе таможенных данных мы не только учитывали пункты пропуска, через которые производился экспорт лесоматериалов, но также учитывали данные о фирме производителе и отправителе. Те объёмы дуба и ясеня, которые были заготовлены в других субъектах, но были экспортированы через пропускные пункты Приморского края, мы из анализа, конечно, исключили”.

Дальневосточная тайга является ареалом амурского тигра, поэтому незаконные рубки в этих лесах не только наносят экономический урон государству, но и разрушают места обитания редкой кошки. На протяжении последних 20 лет WWF России анализирует ситуацию с вырубкой ценных пород древесины на юге Дальнего Востока и предлагает меры, которые помогли бы сократить количество незаконных рубок в регионе.

Об экономической значимости дуба и ясеня для лесной отрасли региона говорят цифры: в общем объеме экспорта из Приморского края доля лесоматериалов из этих пород занимает 20%. Если же рассматривать доход, то на дуб и ясень приходится уже 40% всех доходов от экспорта лесоматериалов. Однако дуб и ясень имеют не только хозяйственную ценность. Эти лесообразующие породы формируют растительные сообщества и оказывают большое влияние на животный мир уссурийской тайги, в том числе на копытных животных, от состояния популяций которых зависит благополучие амурского тигра.

Практика организации лесного хозяйства в регионе, считает WWF России, создаёт условия для возникновения нарушений при рубках. Освоение лесов на Дальнем Востоке традиционно велось по экстенсивной модели: лесопользователи получали в распоряжение огромные участки лесов. Они вырубали наиболее доступные территории и постепенно продвигались к более удалённым участкам. Критическую роль при этом играет то, что объём древесины, который можно ежегодно заготовить, не истощая леса (расчётная лесосека), рассчитывается на всю территорию огромного лесного участка. На практике же часть участка может быть труднодоступной: затраты на освоение превышают потенциальный доход от древесины. Но размер расчётной лесосеки для труднодоступных территорий и для доступных лесов исчисляется одинаково. Это приводит к тому, что заготовка древесины в доступной части лесов ведётся с чрезмерной интенсивностью: из лесов изымается больше древесины, чем они способны воспроизводить.

В Приморском крае это уже привело к тому, что лесозаготовители используют рубки ухода и санитарные рубки для прикрытия промышленной заготовки древесины в доступных лесных насаждениях, которые ещё не достигли возраста спелости или имеют лесохозяйственные ограничения. Другой распространённой практикой стала манипуляция лесоустроительными данными. Лесопользователи на бумаге “подгоняют” насаждения в рубку или не соблюдают период повторяемости, проводя следующий приём рубок раньше, чем это предусмотрено законодательством. Третий способ увеличить объём заготовки в доступных лесах — это незаконная заготовка в виде перерубов, когда лесопользователи проводят на лесосеке рубку большей интенсивности, чем это предусмотрено нормативно-правовыми актами. Прикрытие промышленной заготовки древесины мероприятиями по уходу за лесами и манипуляция лесоустроительными данными “маскируют” эти незаконные рубки, которые можно выявить лишь при натурном обследовании лесосек. Перерубы же можно оценить количественно, анализируя документы, что и сделал WWF России.

“Мы сравнили таможенные данные об экспорте заготовленных в Приморском крае лесоматериалов из дуба и ясеня с данными, которые задекларировали сами лесопользователи. Оказалось, что в отдельные годы соотношение законно и незаконно заготовленной древесины в общем объёме экспорта составляло 1:1. В 2011—2015 гг. заготовка ценных пород составила 142—163 % от разрешённого объёма, что в абсолютных цифрах составляет 1,15—1,67 млн м3 древесины. Это негативно влияет как на состояние окружающей среды, так и на экономику. Так, за рассматриваемый период бюджет недополучил около 667 млн рублей”, — обратил внимание господин Чувасов.